Русское искусство


Благотворительный фонд имени П. М. Третьякова
О журнале | Новости | Проекты Фонда | События | Культурный туризм | Наш выбор | Купить журнал | Поиск

«500 лет истории европейских часов»

«500 лет истории европейских часов»

В Оружейной палате Московского Кремля открылась выставка, представляющая коллекцию, собранную женевским «Фондом высокого часового искусства».

 

Компактная по объему, но насыщенная экспозиция включает следующие разделы, позволяющие получить достаточно полное представление об истории развития часового искусства:

• XVI век. Ранние часы, часы фантазийной формы и эмалевые часы
• 1657-1675 годы. Изобретение точных часов
• XIX век. Промышленная революция
• 1821 год. Изобретение хронографа
• XIX век. возвращение часов фантазийной формы
• Начало XX века. появление и распространение наручных часов
• 1930-е годы. противоударная защита
• Конец 1920-х - 1950-е гг. Водостойкие и спортивные часы.
• 1950 - 1980 годЫ. триумф электрических и электронных часов
• 1970 - 1980-е годы. возрождение механических часов
• 1980 - 2000-е годы. высокое часовое искусство: технологии и роскошь

Европейские часы в России
Первое известное нам свидетельство о появлении часов в России восходит к 1404 году,
когда афонский монах по имени Лазарь установил в Москве на башне дворца великого князя Василия Дмитриевича часы с боем. В XVI и XVII веках Спасская и Троицкая башни Кремля были оборудованы башенными часами. Несколько раз их переделывали такие мастера, как Никифор Никитин, Кирилл Самойлов, Андрей Данилов, а также часовых дел мастер английского происхождения Христофор Галовей (Christopher Galloway).
В XVIII веке Петр Великий решил основать новую столицу, Санкт-Петербург, по западному образцу. Это создало благодатную почву для знакомства с европейским часовым делом. Так, императрицы Екатерина I, Елизавета и Екатерина II привозили из Англии и Франции маятниковые и карманные часы, изготовленные величайшими мастерами того времени. На протяжении всего века часовое дело развивалось и было чрезвычайно востребовано. Некоторые корабли морского флота были оборудованы точными хронометрами, Сенат использовал большое количество часов и измерительных приборов в картографических работах, а Академия наук, в свою очередь, принимала на работу государственных часовщиков, чтобы помочь им в исследовательской работе.

Значительно возросшее число часовых мастеров, обосновавшихся в Санкт-
Петербурге и Москве, подготовило почву для появления в конце XVIII века первых русских часовых мануфактур. Именно в этих благоприятных условиях в 1774 году часовых дел мастера Басилье и Сандо, при материальной поддержке Екатерины II, основали и возглавили первую в России часовую мануфактуру. Десять лет спустя швед Петр Норштейн (Peter Nordsteen) с финансовой помощью князя Г.A. Потемкина-Таврического открыл мануфактуру в Дубровне. Впоследствии это производство высококачественных карманных часов было перенесено в Купавну под Москвой.
В первой половине XIX века число русских часовщиков увеличилось благодаря открытию в Санкт-Петербурге часовой школы и растущему притоку иммигрантов. В России ценились высококачественные часы со сложными механизмами, и никогда не иссякал поток специальных заказов величайшим часовым мастерам, среди которых - Авраам-Луи Бреге, Луи Одемар (Louis Audemars), Павел Буре (Paul Buhré). Большим спросом пользовались изделия часовых домов Tissot, Moser & Co., Bovet & Fol и Courvoisier & Cie. Многие швейцарские мануфактуры открывали в России филиалы или отправляли в Москву своих уполномоченных. Маятниковые часы завозились в Россию из Германии, где изысканные карманные часы производила одна из самых уважаемых часовых компаний мира A. Lange & Söhne.

До начала Первой мировой войны русская монархия и дворянство представляли собой значительный источник доходов для всей европейской часовой индустрии. Российский рынок был настолько богат и привлекателен, что некоторые часовщики не стеснялись конкурировать с русскими мастерами на их собственной территории. Так, достижения Карла Фаберже быстро и успешно были восприняты фирмой Cartier, которая стала изготавливать высококачественные ювелирные изделия, покрытые эмалью.
Революция 1917 года ознаменовала конец культуры высокого часового искусства в России. В начале 1920-х годов русское часовое производство охватывало около 155 предприятий, среди которых была государственная часовая фабрика «Новь», фабрика стенных часов «Шарапов» и мастерские по сборке фирмы «Павел Буре». Известностью пользовалась центральная мастерская по ремонту часов «Moser». Одновременно с этими крупными часовыми предприятиями существовало множество небольших мастерских.
В 1927 году был издан декрет советского правительства о создании национальной часовой
промышленности. Было предусмотрено учреждение в Москве первой и второй государственных часовых фабрик. Годовой объем их производства должен был составлять 500 тысяч карманных часов и столько же больших маятниковых часов. Документ также оговаривал, что производственные технологии будут заимствованы у швейцарских и американских часовых заводов.

В течение 1930-1940-х годов часовое дело развивалось, и объем производства карманных,
наручных, настольных часов, будильников и других изделий вырос до нескольких миллионов. Во время Второй мировой войны это производство было практически полностью остановлено. Его возрождение началось лишь после 1945 года, и это обозначило новый этап развития часовых фабрик и научно-исследовательских институтов. К концу 1980-х годов совокупное производство советских часовых изделий превысило 74 миллиона.
В современной России высокое часовое искусство по праву стало объектом пристального
интереса. Часы стали желанным предметом, который каждый ценитель непременно хочет иметь в своей коллекции.


На главную страницу

Ключевые слова: %keywords%


Благотворительный фонд имени Павла Михайловича Третьякова
Журнал «Русское искусство»