Русское искусство


Благотворительный фонд имени П. М. Третьякова
О журнале | Новости | Проекты Фонда | Региональные проекты | Культурный туризм | Наш выбор | Купить журнал | Поиск

«Василий Кандинский и Россия». К 150-летию со дня рождения художника

«Василий Кандинский и Россия». К 150-летию со дня рождения художника

до 5 декабря 2016

Государственный Русский музей
Инженерная ул., д. 4

В состав выставки, приуроченной к 150-летию со дня рождения Кандинского, наряду с живописными и графическими произведениями этого мастера и образцами авторского фарфора, войдут работы его знаменитых современников: Елены Поленовой, Михаила Ларионова, Натальи Гончаровой, Давида Бурлюка, Алексея Явленского, Марианны Веревкиной и Франца Марка других. Важной частью экспозиции станут иконы северного письма, лубки и образцы русского народного искусства.

     На выставке представлены  произведения из собрания Государственного Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина, Государственного Эрмитажа и других музеев, а также из частных собраний.

 

   Василий Васильевич Кандинский (1866–1944) – всемирно известный живописец и теоретик беспредметного искусства, оказавший значительное влияние на мировое искусство. Его художественное и теоретическое наследие принадлежит как к русской, так и к немецкой национальным школам. Насыщенная интеллектуальная среда Мюнхена оказала сильное влияние на его развитие как художника и теоретика, однако формирование духовного мира Василия Васильевича связано, прежде всего, с Россией. Атмосфера Москвы 1890-ых была отмечена интенсивными импрессионистическими и символистскими поисками, мощными тенденциями национального романтизма во всех сферах культуры и философии. В Кандинском счастливо сочетались русские и немецкие гены его родителей и далеких предков из Восточной Сибири. В студенческие годы он увлекся этнографией, стремясь прикоснуться к истокам родной культуры. Летом 1889 года он один отправился в экспедицию в Вологодскую губернию. Его потрясла яркость одежд и интерьеров домов коренного населения. Увиденное на Севере помогло мастеру в понимании цельности живописной композиции, единства ансамбля и особенно волновавшей его проблемы синтеза искусств. После поездки в Вологодскую губернию он начал собирать народные картинки-лубки, иконы «северного письма» и кустарные игрушки, которые вдохновляли его на протяжении всего творчества.

   Кандинский следил за современной литературой, театром и музыкой, был свидетелем первых шагов отечественного символизма в поэзии, посещал выставки. В канун своего тридцатилетия он решается полностью изменить жизнь и отправляется на обучение в Германию. В пейзажах того времени, художник сочетает черты импрессионизма и постимпрессионизма. Им свойственна новая для живописи тех дней экспрессия цвета и формы. Как и многих других молодых художников, его часто критиковали - за яркий колорит и мозаичную кладку мазков, обвиняли в подражательстве.   В ответ на непонимание в 1905 году было организовано объединение «Фаланга», Кандинский стал его президентом. За три года существования общество провело двенадцать выставок. Василий Васильевич экспонировал пейзажи и декоративные эскизы мебели и керамики, ювелирных изделий, одежды, вышивок.

   В годы нового века поиски художника становятся интенсивными и разноплановыми. Он много пишет маслом, акварелью, гуашью и темперой, овладевает ксилографией, увлекается темами ушедших эпох, что было характерно и для русского, и для немецкого искусства тех дней. Художник не раз возвращался к «русской» тематике. Его особое внимание привлекли работы Константина Коровина, Ивана Билибина и Сергея Малютина. Под впечатлением от них Кандинский создал композиции со всадниками, сценами гуляний, влюбленными парами на фоне прекрасного русского города. Эти яркие по краскам и написанные раздельными мазками работы были окрашены символизмом,

   Важной вехой в развитии творчества Кандинского была жизнь в Париже в 1906-1907 г., где он застал выступления фовистов, потрясших основы традиционной живописи. Увиденное было близко Кандинскому, давно свободно оперировавшему цветом, его повышенной звучностью и насыщенностью. Однако в отличии от фовистов и участников дрезденской группы «Мост», Василий Васильевич развивал своё творчество в сторону беспредметности. Он исходил из того, что искусство не должно передавать видимое, а делать видимое. Главной задачей художника он считал выявление внутренней жизни — подлинной, скрытой от глаз. В этом смысле особую роль играло его православное мировоззрение. Ради отражения своей веры в духовность бытия Кандинский смело деформирует пространство: отныне цвет в его картинах, обретя символическое значение, не будет связан с окраской природных форм. Художник открывает новые возможности живописи, основанные на выразительности ритма, интенсивности и символике цвета. Влияние на сложение стилистики его творчества в это время оказывают собираемые им русские лубки и игрушки, а также готические примитивы и традиционная баварская религиозная живопись на стекле. Подобную эволюцию в это время переживали Алексей Явленский и Марианна Веревкина. Позднее они создадут «Новое мюнхенское художественное общество».

   Из соотечественников художник особенно ценил таланты Давида Бурлюка, Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова. Этих и других русских коллег он приглашает на выставки НМХО. Сам он экспонирует в России пейзажи и полубеспредметные работы  - «импровизации». В начале 1909 года картины на темы допетровской Руси и цветные гравюры Кандинского соседствовали с полотнами Василия Сурикова, Валентина Серова, Михаила Врубеля на выставке современного русского искусства «Салон» в Петербурге. В это время в творчестве мастера настал период продуктивной работы, которая вела его к преодолению предметности, связей с материальным миром. Музыкальное и духовное начала пронизывают все созданное им. В это время Кандинский усиленно работает, формируя основные положения своей теории искусства, над трудом «О духовном в искусстве и, прежде всего, в живописи», где формулируются принципы беспредметного творчества в их связи с проблемой духовности искусства.

   В последующие годы Кандинский создает работы, благодаря которым он известен широкому зрителю – «композиции» и «импровизации». Художник определял «композиции» как спланированные и рационально структурированные, а «импровизации» - как картины, в создании которых «преобладающую роль играет разум, сознание, намеренность, но решающее значение придается всегда не расчету, а чувству. Автор легко оперирует линией, цветом, пятном; его работы эмоциональны и рациональны одновременно. Особенно мастера увлекал образ святого змееборца Георгия Победоносца: картины «Святой Георгий (II)» и «Всадник. Георгий Победоносец». Кандинский участвовал во всех важнейших выставках раннего авангарда на родине. Его показанные на первой выставке «Бубнового валета» в Москве (зима 1910–1911) четыре «импровизации» не были поняты московской критикой. Не смотря на это художник продолжал выставляться в других городах.

   Василий Васильевич сыграл важную роль в развитии культурных связей России и Германии, организовав вместе с единомышленниками ряд выставок под названием «Синий Всадник». Они повлияли на развитие немецкого экспрессионизма. Для второй выставки были приглашены к участию Наталья Гончарова, Михаил Ларионов, Казимир Малевич, Владимир и Давид Бурлюки. Был создан альманах «Синий Всадник»: издание содержало более 140 иллюстраций, отразивших широту взглядов Кандинского и его коллег на мир искусства и проблему традиций — экспонаты этнографических коллекций, лубки, ритуальные маски, баварская живопись на стекле, японские гравюры, детские рисунки, работы Бальдунга Грина, Эль-Греко, самоучки Анри Руссо, современная живопись.  Это было воплощением мечты о синтезе искусств, объединении усилий художников, литераторов, музыкантов, деятелей театра. К сожалению, в годы Первой мировой войны художественная связь России и Германии была разрушена, пресечена деятельность объединения «Синий всадник».

   Кандинский вернулся в Россию и приложил все усилия, чтоб быть полезным ей. Художник стал соучредителем первых в мире музея и исследовательских центров современного искусства, участвовал в реформировании художественного образования, преподавал. Однако на выставках в Москве и Петрограде («1915 год» и «Левых течений») рядом с кубофутуристическими, супрематическими и протоконструктивистскими произведениями его интуитивистские, экспрессивные по манере работы выглядели экзотическими посланцами далеких миров. Полотна и графику Кандинского отличали и своеобразный космизм мироощущения, религиозность чувства. В 1916 году Кандинский написал синтетический пейзаж любимого города — «Москва. Красная площадь», фантастически сочетающий реальные мотивы и беспредметные формы. И если это произведение создано в пестрой, «радостной» гамме цветов, то беспредметные картины следующего, 1917 года— «Синий гребень», «Сумеречное», «Смутное» и «Серый овал»- выдержаны в мрачноватом колорите, на темных фонах. В них возобладала космическая тема. Их образы и авторские названия полны тревоги. Художник предчувствует грядущие глобальные катаклизмы в истории страны.

   После революции октября 1917 года Кандинский проявил себя как талантливый администратор. Вместе с Казимиром Малевичем и Александром Родченко он являлся членом коллегии отдела изобразительных искусств Наркомпроса, одновременно возглавляя отдел кино и театрального искусства. Мастер сыграл важную роль в учреждении Института художественной культуры (ИНХУК), Музея живописной культуры (МЖК), Российской Академии художественных наук (РАХН). Кандинский преподавал, будучи избранным главным мастером Государственных свободных художественных мастерских (ГСХМ). Его деятельность проходила в сложной атмосфере, поскольку на рубеже 1910–1920-х искусство России было полем острой борьбы разнообразных эстетических течений. Некоторые из деятелей полагали, что старое, «дискредитировавшее» себя «буржуазное» искусство должно попросту отмереть. Кандинского в какой-то момент начали игнорировать, обвинять в «субъективизме» и «интуитивизме», «психологизме», в ненаучности его творчества и программ исследования проблем синтеза искусств. В середине декабря 1921 художник выехал в Берлин налаживать международные связи по линии РАХН. В Россию Кандинский больше не вернется…

 

   Исполнилось 105 лет со времени создания первых беспредметных работ мастера. При своем появлении немногие поняли их как важнейшее событие в истории мирового изобразительного искусства. Кандинский не выступал с манифестами, громогласно не порывал с традициями, а наоборот, никогда не забывал об особом влиянии русской культуры.


На главную страницу

Ключевые слова: %keywords%


Благотворительный фонд имени Павла Михайловича Третьякова
Журнал «Русское искусство»