Русское искусство


Благотворительный фонд имени П. М. Третьякова
О журнале | Новости | Проекты Фонда | Региональные проекты | Культурный туризм | Наш выбор | Купить журнал

«Нет смысла коллекционировать произведения искусства, если в итоге ты не показываешь их людям»

«Нет смысла коллекционировать произведения искусства, если в итоге ты не показываешь их людям»

 

В мае 2012 года в Государственной Третьяковской галерее открылась выставка работ Николая Фешина из музейных собраний и частных коллекций. Экспозиция была организована при поддержке бизнесмена и коллекционера Андрея Филатова. Редакция журнала обратилась к собирателю с просьбой ответить на несколько вопросов, связанных с темой коллекционирования. Беседу с А.В. Филатовым ведет Инна Пуликова.

Инна Пуликова. Андрей Васильевич, расскажите, пожалуйста, о том, как и когда начала создаваться Ваша коллекция.
Андрей Филатов. В 2008 году, после первого размещения акций группы Globaltrans на Лондонской фондовой бирже (А.Филатов - один из акционеров железнодорожного оператора Globaltrans. - И.П.), у меня появились средства для осуществления мечты - собирать произведения искусства. «Мотором», инициатором приобретений работ для будущей коллекции стала моя жена. Благодаря ей я открыл для себя такого художника как Николай Фешин. Первой покупкой как раз стал «Портрет гравера У.Дж. Уоттса», за которую художник получил в 1924 году приз Томаса Р. Проктора в разряде портретной живописи на выставке Национальной академии Дизайна в США. В 1924 году работа сразу была куплена в частное собрание и до последнего времени публике практически не показывалась. Теперь ее можно увидеть на выставке в Третьяковской галерее.

И.П. Какие авторы присутствуют в Вашем собрании?
А.Ф. У нас в семье есть правило: мы покупаем только то, что нравится нам двоим - мне и жене. Покупаем то, что трогает, что эмоционально близко, что берет за душу. Все мы родом из СССР, а это была большая эпоха, оказавшая на всех нас влияние. Было желание понять, что чувствовали люди того времени, поэтому мы и стали приобретать произведения русского искусства ХХ века. Я покупаю не только живопись, но и графику, скульптуру. Мне многие авторы нравятся. Если называть имена, то это Грабарь, Кончаловский, Коровин, Самохвалов, Коржев, Попков, Архипов, Пластов, Кугач, Григорьев, тот же Фешин. Я считаю, что собрал лучшие работы его американского периода, семь шедевров. В моем собрании есть работа Лактионова «Письмо с фронта». Это авторское повторение. Первое «Письмо с фронта» в короткий срок стало необычайно популярным, и тогда Сталин вызвал к себе художника и сказал, что работа должна путешествовать по миру. Поэтому она и была повторена автором.

И.П. Когда речь идет о приобретении произведения искусства коллекционером, насколько важно, на Ваш взгляд, мнение куратора, консультанта?
А.Ф. Огромное количество людей, окружающих меня, критически отнеслись к тому, что я покупал Виктора Попкова и Гелия Коржева. Я же считаю, что нет художников гениальнее в советской истории. Есть и другие замечательные авторы, но имеет смысл выделить именно этих мастеров.

И.П. Какими путями чаще всего идет формирование коллекции - отдельные покупки или приобретение целых собраний?
А.Ф. Как правило, это приобретение отдельных вещей, за исключением произведений Попкова. Его работы я покупал и продолжаю покупать, как по отдельности, так и коллекциями. Собрание Попкова у меня одно из лучших в мире.

И.П. Какие вещи в Вашей коллекции нравятся лично Вам более всего?
А.Ф. Все работы, которые я купил, мне нравятся - они через сердце прошли. Но есть и те, которые не просто близки мне, но и являются данью уважения моей стране, которой больше нет, - Советскому Союзу. Я, например, купил гипсовый отливок модели скульптуры Веры Мухиной «Рабочий и колхозница», которая послужила эскизом монумента, венчавшего советский павильон на выставке в Париже в 1937 году. Не могу не сказать о скульптурной композиции «Беспризорница» Фешина. Есть у меня и работы неизвестных художников, которые нравятся больше, чем работы известных мастеров.

И.П. Формирование коллекции, как правило, требует привлечения экспертов...
А.Ф. У меня есть одно правило: любую приобретенную работу я отправляю на экспертизу в крупную лондонскую компанию, которая разработала тесты для проверки подлинности химического состава краски. Многие продавцы, которые предлагают мне какие-то работы и знают мою позицию, сначала сами обращаются к этой экспертизе, а потом, после проверки, признают, что мне их работы не подходят.

И.П. Насколько велик интерес коллекционеров к произведениям искусства того периода, который собираете Вы?
А.Ф. Судя по тому, как мне приходится бороться за некоторые покупки, могу сказать, что самый большой интерес к русскому и советскому искусству ХХ века демонстрируют китайские фонды. Сегодня они - покупатели номер один в мире.

И.П. Существует мнение, что коллекционеры предпочитают покупать искусство своей страны...
А.Ф. Нет. Китайская экономика демонстрирует динамичный рост, в крупных городах Китая формируются музеи, и многие муниципалитеты выделяют средства на приобретения живописи.
Развитие культурной жизни является критерием развития страны.

И.П. То есть активность Китая на рынке советского искусства ХХ века - это планомерная деятельность государства, а не отдельные действия частных коллекционеров?
А.Ф. Да, это деятельность государства, скорее всего муниципалитетов. Они действуют через три-четыре крупных арт-фонда, в которые подают заявки. Китайцы покупают все советское (не авангард и не Серебряный век). Я предполагаю, что наше советское искусство близко китайским покупателям идеологически. Многие советские художники-академики были преподавателями китайских художников - Мыльников, например. Соответственно, его работы стоят сейчас в Китае безумных денег, как и произведения его, ставших знаменитыми, учеников. Второй фактор спроса на искусство советской эпохи - внутренний российский рынок. Третий фактор - мировой рынок.

И.П. Каков Ваш опыт сотрудничества с музейными институциями?
А.Ф. Серия работ Фешина из моей коллекции на выставке в Третьяковской галерее - это мой первый опыт. Пока мои впечатления от сотрудничества с Третьяковской галереей - конструктивнось и компетентность. Спасибо галерее за то, что она уделяет внимание скромному коллекционеру.

И.П. Чем музеи и коллекционеры могут быть полезны друг другу?
А.Ф. Без коллекционеров не было бы музеев. В основе всех собраний наших музеев - русских, советских, той же Третьяковки, Музея изобразительных искусств, Эрмитажа - лежат частные коллекции. Это фундамент музейных собраний. И есть некоторая, с моей точки зрения, несправедливость в отношении коллекционеров. Было бы правильно создать музей великих коллекционеров и тех коллекций, которые они формировали. И назвать его в их честь - именем Щукина, Морозова, всех остальных. И конечно же нужен музей современных частных коллекций, где люди могли бы выставлять свои собрания. Частная коллекция станет востребованной только в том случае, если коллекционер будет иметь возможность показывать свое собрание людям.

И.П. Как Вы считаете, хотят ли российские коллекционеры показывать свои собрания, или будет преобладать камерное коллекционирование - для себя?
А.Ф. Мне сложно говорить об остальных, я говорю о себе. Считаю, что нет смысла коллекционировать произведения искусства, если в итоге ты не показываешь их людям. В этом и состоит эволюция: сначала ты просто коллекционер, следующий разумный шаг - это музей. Если смог «вырасти» до масштаба музея, значит ты молодец. Если же собирание искусства - это бизнес, то ты уже не коллекционер. Ты размещаешь капитал, продаешь, зарабатываешь. А если ты настоящий коллекционер - со временем ты должен делать музей.

И.П. Некоторые из известных мне частных музеев сделали посещение бесплатным, считая, что продажа билетов реального дохода не даст и затрат на создание музея не окупит...
А.Ф. Я считаю, что это неправильно, - бесплатным можно сделать вход для студентов, детей. Пусть стоимость билетов будет формальной, но будет - как знак уважения к музею. Эти средства можно пускать на популяризацию искусства, на издание книг.

И.П. Не планируете ли Вы показывать свою коллекцию публике целиком?
А.Ф. Пока об этом не думал. Моя коллекция еще очень молодая, время покажет, в каком направлении она будет развиваться дальше.

И.П. В мае 2012 года при Вашей поддержке была издана монография, посвященная Виктору Попкову. Почему Вы решили принять участие в этом проекте?
А.Ф. Во-первых, Виктору Попкову в этом году исполнилось бы 80 лет. Во-вторых, меня удивило, что его творчество малоизвестно. Специалисты знают, а широкой публике он незнаком. Может быть, с моей помощью его узнают лучше. Автор исследования, Петр Козорезенко, серьезно работал, изучал и произведения, и документальные материалы. Если бы не было этого автора и всех тех людей, которые работали над проектом, ничего бы не получилось.

И.П.: Про кого еще из художников, на Ваш взгляд, стоило бы издать книгу, возможно, открыть мастера заново?
А.Ф.: Про Коржева. Еще я бы высоко поднял советский импрессионизм. Сделал бы книгу про Пластова. Из современных художников - про Абакумова. Я считаю, что мы до сих пор находимся за железным занавесом, и советское искусство до сих пор миру неизвестно. Было бы правильно, если бы за рубежом появились музеи советского искусства - благодаря знакомству с культурой страны меняется и отношение к ней.

И.П. Можно ли это, на Ваш взгляд, сделать силами частных коллекционеров?
А.Ф. Было бы странно, если бы государство финансировало открытие каких-либо музеев за рубежом. Сначала надо навести порядок внутри страны, а потом уже за границей делать проекты. Так что, если что-то и будет происходить в этой сфере, то только силами частных коллекционеров.

И.П. Какие в настоящее время возможны формы общественной активности коллекционеров?
А.Ф. Самое главное - менять среду вокруг себя. А благодаря этим изменениям и мир будет меняться, и отношения в обществе. Формы активности могут быть самыми разными - нужно и показывать, и издавать, и рассказывать.

И.П. Как Вы считаете, кто из современных российских коллекционеров играет активную роль в культурной жизни страны?
А.Ф. Я бы назвал Владимира Ильича Некрасова и Петра Олеговича Авена. Мне кажется, они много делают для отечественной культуры.

И.П. Какие коллекции советского реалистического искусства, на Ваш взгляд, самые значительные в России?
А.Ф. Их достаточно много, но я бы выделил коллекцию братьев Ананьевых, которые открыли в Москве музей (Институт русского реалистического искусства, - И.П.).

И.П. Можно ли как-то сравнивать коллекционеров разных времен - дореволюционного, советского, нашего времени?
А.Ф. У них есть одна общая черта - они любят свою Родину. И они собирают то, что любят. Те, кто покупают зарубежное искусство и, как когда-то Юсупов, Щукин, ввозят его в страну, выполняют и просветительскую миссию. С моей точки зрения, коллекционеры не сильно изменились за прошедшее время. У собирателей прошлого и коллекционеров нашего времени много общего. Я думаю, со временем, когда произойдет смена поколений, и на место первого, которое создавало капитал, придет новая генерация более образованных людей, тогда произойдут значительные изменения и в восприятии искусства. Следующее поколение будет двигаться от накопления в сторону культуры, то есть к фундаментальным ценностям. Сейчас многим нашим крупным предпринимателям все равно, что висит на стенах в их доме или офисе. Им просто некогда обращать на это внимание. Из-за напряжения, которое они испытывают на работе, у них эмоции выжигаются (кому-то повезло, и они чудом сохранили способность воспринимать искусство). Но как только будет воспитано новое поколение («переход» займет лет пятнадцать-двадцать), мы увидим иной взгляд на наше искусство и иной спрос на коллекционирование.

И.П. Как государство может поддерживать коллекционеров?
А.Ф. Государство может создавать условия для того, чтобы коллекции можно было показывать. Нужны выставочные залы, галереи. Допустим, муниципалитет создает музей частных собраний, где могут регулярно проходить выставки. Это было бы правильно и позволило бы всем увидеть знакомиться с частными собраниями. Неплохо было бы поддерживать современных художников. Допустим, создать традицию, когда ежегодно десять лучших, с точки зрения экспертов, работ молодых художников выставляются в Кремле, и люди, которые встречаются с руководством страны, видят эти работы. Пройдут годы, и, возможно, эти художники станут нашей гордостью и классикой русского искусства.

И.П. Кто из современных художников Вам интересен?
А.Ф. Могу назвать Юрия Кротова, у него замечательный талант. Его творчество, я бы сказал, находится на «стыке» традиций искусства Серова и Коровина. То чувство, которое он способен передавать через свои работы, мне кажется уникальным.

И.П. Не так давно часть коллекции Виктора Некрасова можно было видеть в залах принадлежавшей ему сети магазинов «Арбат-Престиж». После возбуждения уголовного дела против Некрасова и закрытия магазинов коллекция исчезла из поля зрения широкой публики. Насколько в настоящее время частные собрания защищены от, если так можно выразиться, агрессивного внешнего воздействия?
А.Ф. Это вопрос не защиты коллекций, а вопрос защиты частной собственности в России. С моей точки зрения, в России в этой сфере с каждым годом все меняется в лучшую сторону: меняется судебная система, отношение к инвесторам, к частной собственности. Россия заинтересована в изменении имиджа, в том, чтобы в страну приходили инвестиции. Судя по последним президентским выборам, когда за частного предпринимателя было подано такое значительное количество голосов, в обществе происходят изменения. Меняется отношение к предпринимателям и, соответственно, отношение к частной собственности.

И.П. Если рассматривать коллекцию как частную собственность, как актив, - существуют ли в настоящее время в России структуры, предоставляющие услуги по управлению коллекцией как активом?
А.Ф. Сейчас нет, но постепенно ситуация будет меняться. С развитием рынка появятся современные инструменты, которые будут помогать оперировать коллекцией. Сейчас, например, во всем мире легко кредитоваться «под импрессионистов».

И.П. Насколько было бы интересно и важно для коллекционеров, на Ваш взгляд, объединение в какие-либо клубы, общества, или же собирателям ближе «автономное» существование?
А.Ф. Я бы сформулировал по-другому: насколько людям, которые занимаются коллекционированием, интересна общественная жизнь. Мне кажется, она важна любому гражданину. Тем более что сейчас мы наблюдаем, как общественная активность просыпается одновременно в разных сферах. Это естественный процесс, который зависит от развития общественной жизни в стране.

И.П. Что бы Вы могли пожелать себе как коллекционеру?
А.Ф. Дорасти до музея.

Андрей Васильевич Филатов

Акционер группы компаний "Н-Транс"
Андрей Филатов родился в 1971 году в г. Кривом Роге Днепропетровской области (Украина).
Кандидат в мастера спорта СССР по шахматам. В 1993 году закончил Академию физического воспитания и спорта Республики Беларусь по специальности «Преподаватель физической культуры и тренер по шахматам».
В апреле 1996 года совместно с партнерами основал ЗАО «Северстальтранс» (с 2008 года - группа компаний «Н-Транс»). Сегодня «Н-Транс» является крупнейшей в России частной группой, предоставляющей услуги в сфере транспорта и инфраструктуры, включая железнодорожные перевозки и управление портовыми активами.
Андрей Филатов - инициатор и спонсор проведения в Москве матча на звание чемпиона мира по шахматам. В мае 2011 года Российская шахматная федерация поддержала предложение Филатова о проведении турнира в столице России.
Андрей Филатов является членом Экономического Совета Франко-российской торгово-промышленной палаты (CCIFR).
Принимает активное участие в реализации программ социальной помощи, занимается филантропической деятельностью. Филатов профинансировал восстановление надгробного памятника в Париже знаменитому шахматисту и первому чемпиону мира российского происхождения Александру Алехину. Оказывает финансовую поддержку детско-юношеской спортивной школе №9 в Днепропетровске. В память о своем учителе, шахматном педагоге Александре Валерьяновиче Синицине, основал международный детский шахматный фестиваль «Мемориал Синицина», который проводится в Днепропетровске, начиная с 2001 года. Турнир играет заметную роль в шахматной жизни Украины.
Андрей Филатов помогает Морозовской детской клинической больнице в Москве. Входит в Попечительский совет Валаамского монастыря. Направляет средства на восстановление памятников и мест захоронений в Эстонии советских солдат, воевавших во Второй мировой войне.
Оказывает активную поддержку современным российским литераторам и творческим деятелям, участвует в финансировании ряда гуманитарных программ.
Андрей Филатов женат, воспитывает троих детей.
Хобби: шахматы, история.
21 января 2011 года был награжден Почетной грамотой Президента Российской Федерации.

 

 


Другие новости

Ключевые слова: выставка работ Николая Фешина, коллекционер Андрей Филатов, Инна Пуликова, изобразительное искусство, коллекционирование


Благотворительный фонд имени Павла Михайловича Третьякова
Журнал «Русское искусство»