Русское искусство


Благотворительный фонд имени П. М. Третьякова
О журнале | Новости | Проекты Фонда | Региональные проекты | Культурный туризм | Наш выбор | Купить журнал | Поиск

Московское метро — «Ода к радости»

Московское метро — «Ода к радости»

История московского метрополитена началась задолго до его открытия. Один из самых населенных городов Европы, Москва уже на заре века почувствовала необходимость развития «внеуличных железных дорог». Окончательное решение о проведении работ, предваряющих сооружение метрополитена созрело в начале 1920-х годов.

Образ социализма - а с самого начала было ясно, что метро станет его олицетворением - рисовался как образ праздника, процветания, движения вперед и ввысь. Поэтому были отвергнуты в качестве образцов зарубежные метровокзалы, подчеркнуто функциональные и будничные.

В 1935 году, 15 мая, вступила в строй первая линия московского метро - от Сокольников до Крымской площади. 

Конструктивно-планировочных типов станций оказалось не так уж много. Для всех (за исключением одной - «Улицы им. Коминтерна», ныне «Александровский сад») была избрана наиболее удобная островная система платформ. Станции мелкого заложения - кроме односводчатой «Библиотеки им. В.И. Ленина» - имели плоские перекрытия. Станции глубокого заложения, состоящие из двух раздельных («Дзержинская», ныне «Лубянка», «Кировская», ныне «Чистые пруды») или трех соединенных между собой тоннелей («Красные Ворота» и «Охотный ряд») - сводчатые. Эти типы станций варьируются и в дальнейшем.

В архитектуре первой очереди соединилось разное: рациональная ясность и аскетизм конструктивных решений («Дзержинская»), уравновешенность масс и пространств («Охотный ряд»), монументальная переизбыточность архитектурной пластики («Красные Ворота»), пространственная свобода торжественного интерьера («Дворец Советов», ныне «Кропоткинская»), декоративная многоречивость («Комсомольская»). 

Однако произошла удивительная метаморфоза восприятия метро - вопреки эмоциональной сдержанности композиционно-художественных решений первой очереди «суммарный» образ станций был понят как образ «дворца».  Люди, привыкшие к убожеству коммунального быта, увидели в метро модель воплощенной мечты о будущей жизни. Слова, произнесенные с правительственной трибуны, - «что ни станция, то дворец, что ни дворец, то по-особому оформленный», - были возведены в ранг норматива для будущей работы архитекторов.

На станциях же второй очереди, сданной в 1938 году, масса и пространство обособливаются друг от друга, возрастает самостоятельное значение архитектурной части - нефа, торца, пилона, свода. На станциях глубокого заложения («Площадь Революции», «Динамо», «Площадь Свердлова», ныне «Театральная», радиальные «Курская» и «Белорусская») нефы почти наглухо отделены друг от друга и главное объемно-пространственное значение приобретает наименее функциональный центральный зал. Большое внимание уделяется декоративной стороне образа, в частности мраморной полихромии.

Проекты третьей очереди были вынесены на обсуждение архитектурной общественности в апреле 1938 года. Современники драматичнейшего периода нашей истории, эти проекты запечатлели ломку художественного сознания, проявляющуюся в тотальной идеологизации образного языка. Замыслы метровокзалов объединены общим стремлением к «исключительности» - грандиозной высоте, гигантскому шагу колонн, необозримому платформенному пространству. В образах станций, напоминающих то ли залы для общественных манифестаций, то ли выставочные павильоны, есть что-то тяжелое и давящее, как бы сообщающее человеку воздействие окружающей среды - не грунта, а самой жизни с ее алогичной спрямленностью, подчиненной казарменным установлениям, изложенным в вышедшем тогда кратком курсе истории ВКП(б).

Великая Отечественная война не могла не оставить своей печати на воплощении проектных замыслов станций следующей, четвертой очереди: функциональное содержание образов потеснено увековечивающе-мемориальным смыслом. Каждая станция имеет конкретную историко-революционную тему, связанную с героикой войны, с патриотизмом советских людей в тылу, с партизанским движением. 

Интерьеры метростанций 1930-50-х годов являются по сути музеями материальной культуры, принадлежащей к тому этапу советской истории, когда социальная и идеологическая обусловленность художественных явлений проявилась с особой ясностью и драматизмом.

http://www.rusiskusstvo.ru/magazine_20051.html

Ольга Костина


На главную страницу

Ключевые слова: %keywords%


Благотворительный фонд имени Павла Михайловича Третьякова
Журнал «Русское искусство»